Главное - не перейти улицу на тот свет!!!
Название: Саша + Даня
Автор:..:: Dit of moon ::..
Бета: Не имеется таковой
Жанр: Драма, дэд, моментами романтика и ангст
Рейтинг: Детский
Размер: Миди
Стасут: Закончен
Предупреждение: Беты нет, а автор жутко не грамотный
От автора: После проверки этого текста мне посоветовали не писать больше.



Время тратиться впустую. Постоянно. Не потому что нечего делать. А потому, что я не знаю, что делать именно мне.
На улице уже давно стемнело, душно и жарко. Пусто, где-то внутри. Где ты сейчас? Снова в каком-нибудь притоне. Я столько раз старался тебя остановить, но ты ведь не слушаешь никого из своих друзей, в число которых я и вхожу. Ты вообще никого не слушаешь.
Я не знаю всех твоих друзей, я видел кого-то раз или два, не больше. Да мне это, собственно и не нужно. Знаешь, у нас довольно странные отношения, что бы можно было называть их дружескими, но я не думаю об этом, как и ты, наверное. Причины есть? У меня, да. Я просто мучаю себя собственными мыслями, итог которых всё равно будет не в мою пользу.
Сейчас три часа ночи, я звонил тебе уже больше двадцати раз, но ты не берёшь трубку. От волнения я выкурил целую пачку сигарет, хотя курю редко, а так много и сразу вообще никогда не курил. И вот сейчас, когда я решил прогуляться до супермаркета, эти мысли приходят мне в голову снова и снова. Почему я так волнуюсь за тебя? Ты ведь старше, выше и больше, и должен быть умнее меня, ты ведь взрослый, а я даже не совершеннолетний. Однако всё наоборот. Ты, как ребёнок, а я, как родитель. Забавно да.
Мобильный звонит, когда я уже возвращаюсь обратно.
На дисплее твоё имя "Саша":
- Я слушаю тебя.
- Дань, извини, я просто сейчас на одной тусе, и из-за музыки не слышал. - Твой язык заплетается, а ты говоришь про музыку.
- Да, конечно. Я волнуюсь.
- Всё хорошо Дань, не волнуйся. А ты не дома?
- Нет.
- А где ты? - Тебе любопытно, я слышу это, но говорить с тобой сейчас у меня нет желания.
- Не важно, Саш возвращайся домой и позвони.
- Конечно Даня, не волнуйся. Я люблю тебя.- И так всегда. Так повторяется раз за разом и все эти пьяные "я люблю тебя", а если я вижу тебя в таком состоянии, ты лезешь тискаться. Но если ты в нормальном состоянии, то ничего этого нет. Хотел бы я этого? Не знаю, честно.
Дома все спят, точнее кто все. Пьяный отец, которому надоело меня периодически бить, а мать вот уже месяц живёт с любовником. Из-за этого отец про неё даже не вспоминает, и лезет ко мне меньше, но все, же мне не нравится находиться дома.
Ты звонишь мне лишь утром, рассказывая о том, что помнишь из своего "вечера ":
- ...ну и прикинь, она звонит и говорит мол, что я ей должен! Какого вообще...- Не даю договорить.
- Саш, когда это закончится?
- Что именно, малыш?
- Твой образ жизни. Вот такой вот. Ты ведь совсем не учишься. Да ты вообще ничего не делаешь, кроме как пьёшь и принимаешь какие-то сомнительные препараты где-то в непонятных местах.
- Ты преувеличиваешь, ладно малыш, я слишком спать хочу. Созвонимся. - Чмок в трубку и гудки. Я не знаю, что с тобой делать. Поднимаюсь с постели и иду к зеркалу. Мне хочется, что бы всё это оказалось сном. Никогда не думал, что буду хотеть такого. С другой стороны зеркала на меня смотрит русый юноша, с волосами до плеч, которые необходимо бы помыть. У него должны быть зелёные глаза, но они потускнели, и белки стали красными. Лицо бледное, прыщей нет, да и не было никогда. И самое интересное, что мои губы почти под цвет лица. Да "шикарная" картинка вырисовывается. Но я не буду ничего менять. Лишь вымою волосы и возможно подправлю лицо тональником. Не много. И всё.
Не плохо бы купить капли для глаз, но и высыпаться бы, не плохо. И не нервничать. А последнее, к сожалению не возможно вовсе.
За час успеваю собраться, проверить все нужные сайты в Интернете, и уйти из дома на учёбу. Учусь, потом в больницу под капельницу на два часа, потом... а потом по обстоятельствам решим.
Я познакомился с Сашей совершенно случайно, когда в очередной раз не ночевал дома, что бы не нарваться на пьяного отца, и находился на квартире одного знакомого, который устраивал посиделки на ночь. Вообщем, познакомились, поговорили, начали общаться. У него был статус в нашем городе, его считали одним из "самых, самых". Высокий, худощавый, длинноногий и красивый. Он каждый месяц менял свою причёску. Волосы его носили все цвета, и не только радуги. Когда я знакомился с ним, то не знал всего этого.
Докатиться до такой жизни получилось не сложно. Он ведь сразу стал мне каким-то важным и нужным. В рамки дружбы это не вписывалось никак. Мне важно знать, где и с кем он был, что делал и делает. Когда я это всё узнавал, мне становилось не хорошо. Саша ведёт жуткий образ жизни. Он много пьёт, на съёмной квартире только отсыпается, учёбу забросил, принимает наркотики. Не знаю лёгкие или тяжёлые, хотя думаю и те, и другие.
Я не пытаюсь его менять, я просто беспокоюсь. Хотя, может, я всего лишь так говорю. С этими мыслями я лёг под капельницу. Мои руки уже исколоты, и медсестра не знает, куда втыкать иголку, но все, же находит. Я стал напоминать себе мазохиста. Сделайте мне больно. Ведь если я не буду об этом просить, вы ведь всё равно сделаете.
Искусственное питание назначили мне по маминой просьбе, когда я упал в обморок во время её присутствия дома. С того момента и хожу сюда. Процедура не приятная, тело становится, как будто ватным, голова кружится, или болит, а ещё может тошнить, да вообще много чего может. Но я стараюсь не думать об этом.
Мда. что-то последнее время я о многом стараюсь не думать. Привык к одиночеству, хотя те, кто остался со мной думают, что моё счастье в книгах, которых я много читаю .Это доказывает, что ни черта они меня не знают. Но не буду об этой грустной части своей биографии.
- Всё Данечка, можешь идти. - Приторным голосом говорит медсестра. Конечно, ещё бы я только идти мог. Голова гудит просто-напросто. Звонок мобильного снова врывается мой мир.
- Да.
- Дань, это Саша. Я возле больницы, знаю ты там. Я жду тебя у выхода, ну или у входа, не знаю, как правильно.
- Сейчас приду. - Первым делом иду в туалет и умываюсь. Совсем лихо мне, что-то.
Саша ждёт меня, облокотившись на стену и прикрыв глаза. Вид как всегда стильного наркомана на пафосе. Наверное, так и есть, только почему же я этого не замечаю? Я подхожу к нему и он, наплевав на всех, прижимает меня к себе. Милый жесть. Сегодня он настроен на "нежности" 7
Он помогает мне дойти до скамейки в каком-то дворе, воздух приятно холодит и меня даже перестаёт тошнить.
- Эти проклятые капельницы тебя доведут до смерти. - Говорит он, подавая мне бутылочку с водой. Я делаю глоток и говорю:
- Может и доведут. Прейдешь на похороны?
- Я раньше умру. А если нет, то просто рядом с тобой лягу.
- Зачем?
- А, что мне тут без тебя делать? - Не улыбается, смотрит вниз и говорит вполне серьёзно. Иногда он пугает меня.
- Жить, например.
- Без тебя не то будет...
- Сегодня ты тоже уходишь куда-нибудь?
- Да. Но это будет ночью, а сейчас я буду с тобой. Как только тебе станет, легче мы можем делать всё, что ты хочешь.
- Тогда просто погуляем. - Сил встать и нормально передвигаться у меня хватает только через полчаса. Мы идём по парку, который из больничного, переходит в обычный, городской. На скамейках сидят редкие больные в халатах и тапочках, или же просто те, кто пришёл отдохнуть от суеты. Здесь удивительно тихо.
- Что у тебя на пояснице? - Спрашивает он, когда мы решаем присесть на одну из скамеек. А...футболка задралась.
- Синяк, что же ещё.
- Твой папаша меня доведёт. Я сам набью ему его мерзкую рожу. - Злиться. Когда он злиться, то его голос становится другим, и пальцы на руках начинают подрагивать. Я лишь хмыкаю на это. Просто я не вижу в ответе никакого смысла, прекрасно зная, что ничего не изменится, отец всё так же будет меня бить и ему никогда не надоест. Единственный выход, это уйти куда-нибудь жить, но я не знаю куда. Да и просить у кого-то помощи не вариант. Сам себе не поможешь - никто не поможет.
Саша красивый. У него та красота, на которую "ведутся" почти все. Я не могу её объяснить как-то особенно, просто он красив. Футболка какого-то ядерного цвета, поверх серая толстовка и серые джинсы. И даже кеды серые с белым. Рукава толстовки закатаны до локтей, под бледной кожей хорошо просматривается рисунок из вен. Сидит, облокотившись на колени локтями, и смотри куда-то перед собой.
Мы гулям до того, как стемнеет. Потом он уходит на свою очередную ночную вылазку, а я домой.
Стойкий запах перегара в коридоре, отец пьяный спит в своей комнате, и по его телевизору почти на полную громкость идёт порно, а вокруг дивана стоят бутылки из под выпитого. Я захожу, молча, и выключаю телевизор. В моей комнате светлые стены и тёмные шторы. Я всегда оставляю окно открытым, что бы запахов не было. Помогает. Переодеваться в домашнюю одежду не буду, ведь неизвестно когда мне придется уйти, да и при каких обстоятельствах, поэтому включаю компьютер и усаживаюсь за стол. И всё протекало бы по обычному сценарию, если бы не звонок в два часа ночи:
- Даня это Саша. Даня забери меня отсюда... пожалуйста...- Слышимость была плохой из-за громкой музыки, чьих-то голосов и визгов, но я слыша. Каждое слово. И то, что он был толи пьян, толи под чем-то.
- Где ты?
- На Соборной улице, дом 186, там этот... как его... магазин с другой стороны... быстрее. - И отключился. Я нацепил на себя тёплую кофту, обулся и, прихватив сумку, вышел из квартиры. Если ему нужна помощь, я обязан прийти. Вдруг ему плохо. Хотя ему и так плохо, он не стал бы просто так мне звонить и просить забрать его, верно? Да Даня, убеждай сам себя.
Соборная улица пуста. Хоть фонари горят и то ладно. Дом который мне нужно я нахожу сразу же , потому что из далеко слышу музыку и вижу яркий свет из магазина. Дверь открыта настежь, поэтому я без проблем прохожу. Помещение большое, светлое, но уже грязное, из колонок стоящих на столах доносится громкая музыка, на полу валяется еда и бутылки, некоторые разбиты. И какой-то парень в собственной блевотине. Много людей, все танцуют в центре, остальные рассосались по углам. Прохожу мимо парочки парней, которые сосутся, облокотившись на дверь, и попадаю в другое помещение. Здесь уже гораздо темнее, и музыка только из соседнего помещение, но народу тут не меньше. Тут пахнет сексом и алкоголем. И в подтверждение этому какая-то парочка занимается сексом на полу. Отвернувшись, прохожу дальше, и попадаю в туалет. Дверь захлопывается, и меня неожиданно прижимают к стене.
- Так, откуда это у нас тут такая куколка? - Я не вижу того, кто это говорит, но голос грубый и рука, щупающая меня за зад не лучше. Щекой меня прижимают к стене, и плитка неприятно холодит кожу, я пытаюсь вырваться, но не выходит. Сильный. Хотя скорее это просто я такой слабак. Низкий, и худой до жути. Начинаю готовиться к неизбежному, когда он стягивает с меня джинсы, ремень спереди царапает кожу до крови, и синяки больно, но сделать практически ничего не могу.
- Даня! - Знакомый голос и всё резко заканчивается. Меня никто не держит, и я без сил опускаюсь на пол, и медленно развернувшись, наблюдаю, как Саша пинает какого-то здоровяка, который валяется на полу без сознания. Интересно, чем это он его огрел?
- Он уже не двигается. Не нужно. - Тихо говорю я, но он слышит и оставляет моего неудачливого насильника.
- Данечка, как ты?! Он что-нибудь успел сделать? - Упал возле меня на колени и смотрит в глаза. Я смотрю в ответ, и слова куда-то исчезают. У него красивые карие глаза, зрачки расширены, значит, принимал что-то, лицо бледное, а волосы растрепались.
- Нет...- Ещё тише, чем прежде говорю я, в мыслях чётко возникает желание поцеловать его, но я не делаю этого. Разум берёт своё. - Нет, ничего. Только потревожить старые синяки да живот поцарапать.
- Слава богу... прости я позвал тебя, потому что мне было дико плохо, но когда увидел тебя и это... то мне сразу стало лучше. - После этих слов его скручивает и выташнивает. И тошнит после этого ещё минут пятнадцать. Я же, привёл себя в более или менее приличный вид, и держал Саше волосы, что бы он и не запачкал. Они у него короче, чем мои, но всё же...
- Даня... пойдём ко мне...
На улице всё так же никого нет, только совсем редкие прохожие, и то, не трезвые. Саша облокачивается на меня, а я обнимаю его одной рукой за талию. Ну, как обнимаю. Держу, что бы не упал.
На его съёмной квартире действительно никого нет. Он живёт с соседом Никитой, я знаю его, потому что бываю в гостях иногда. Квартира трёх комнатная, не большая, и в ней нет ничего особенного. Мы заходим, кое-как разуваемся и проходим в Сашину комнату. Бардак. Постель не застелена, половина одежды на полу или на стуле, который одиноко стоит в углу, на столе кружка и тарелка, пачки от чипсов. Компьютер выключен, что странно. Но я включаю его, и пока Саша в ванной, то не много привожу в порядок его комнату, застилаю новое постельное бельё... а то прошлое сжечь, кажется нужно.
Он возвращается одетый в одни джинсы и с мокрыми волосами, но довольный.
- Ты пойдёшь в душ?
- Нет, я или завтра утром или позже. Где Никита? - Сижу на кровати и смотрю на него.
- А кто его знает. Иди ко мне и давай-ка спать. - Падает на спину и довольно выдыхает. Я же не спешу ложиться и смотрю в компьютере наши фотографии с одной прогулки, когда была жуткая жара, и мы залезли в фонтан. Точнее он залез и затащил меня.
Другие его фото я не стал смотреть, и, выключив компьютер, залез на кровать. Саша уже спал, чуть приоткрыв рот и раскинув в сторону руки. Я стянул с себя футболку, и устроился поверх одной из них, заменив подушку. Засыпать где угодно, но не дома у меня получается отлично, и Саша сопит успокаивающе, а его кожа так приятно пахнет...

Ммм... неудобно. Чувствую прикосновение к губам чего-то тёплого. Интересно, что это. Лениво открываю глаза, не полностью, а так...что бы видно было хоть что-то, и тут же натыкаюсь на чужой взгляд. Аа... не, не чужой.
- Что ты делаешь? - Тихим и хриплым голосом спрашиваю я. Саша лежит на боку, совсем близко и водит по моим губам указательным пальцем. Слегка так, почти не надавливая.
- Смотрю на тебя... они такие красивые...- Продолжая своё занятие, отвечает мне друг.
- Кто?
- Твои губы...- Он убирает свою руку, и облизывает указательный палец, а затем вновь возвращает его к моим губам и продолжает прерванное занятие. Чувствую, что губы становятся влажными, но мне совсем не противно. Наоборот, это какой-то странный жест, почему-то напоминающий мне поцелуй. Я смотрю на него, в его карие глаза, и вижу, как они блестят. Он всё ещё голый по пояс, волосы растрепались, но, как же он хорош.
Он улыбается и убирает руку снова.
- Нам нужно вставать. Уже почти два часа дня.
- Я проспал учёбу?
- Ты проспал всё, но ведь разок можно? - Хитрый. Улыбаюсь в ответ. Ведь нет смысла переживать из-за того, чего мы изменить не можем. Слышу шум воды. В душ ушёл. Потягиваюсь, косточки хрустят и, повалявшись ещё пару минут, поднимаюсь. Кроме нас в квартире никого нет, видимо Никита так и не появлялся. На кухне, на удивление, чисто. Мда, в холодильнике, к моим опасениям, тоже чисто. Даже повешенной мыши нет, видимо не нашла на чём вешаться. В полках нашёлся кофе в пакетиках, который я и заварил.
После своеобразного завтрака из кофе, я таки решил поговорить.
- Саш, ты не думаешь, что всё как-то странно?
- Что именно? Если ты про вчерашнее, то...
- Нет, я про нас с тобой. Мы как-то не очень похожи на друзей. Точнее наши с тобой отношения.
- Ты мне нравишься.
- Да, вот мне... что? - Мне послушалось? Или он сказал это? Что?
- Ты нравишься мне Даня. И я хочу с тобой встречаться. - Такой откровенной и прямой речи я никак не ожидал. Нет, для меня в этом нет ничего странного, но я думал, что для него есть.
- Саш, ты понимаешь, что говоришь?
- Да. Я абсолютно и уже довольно давно схожу по тебе с ума. Просто, как-то не представлялось случая рассказать. - Он говорит это сейчас мне? Так спокойно??!
- Как ты можешь говорить об этом с таким равнодушием???!!!- Практически закричал я! Блин, а!
- Ну... на самом деле я давно хотел тебе сказать. Поэтому готов был морально. - Слегка улыбается. А у меня просто всё вылетает из головы. Я ему нравлюсь? Сходит с ума?
- И...что теперь? - Не смело спрашиваю...
- А что теперь? Думай, будем мы встречаться или нет. Я не буду на тебя давить или что-то требовать Дань. Ты сам должен всё решить и любое твоё решение я приму. А теперь давай, как собираться, а то дела то, всё равно ведь есть.
Дела? Конечно.
Весь день я прибывал в собственных мыслях. Слишком много всего. Да и ещё и совершенно не того, чего я ожидал. Как можно было так легко сказать о симпатии? Или по мне было видно, что я думаю о чём-то таком? А может он смеётся надо мной? Пошутить решил. Да, нет. Он так никогда бы не сделал. Не со мной, по крайней мере.
Эти мысли не выходили из головы в течение дня.
Уже несколько часов я гуляю на улице с парочкой знакомых, которые уже немало выпили. Я мог бы гулять и один, но мне это уже начинает надоедать, да и не видел я их давно.
- Даньк, ты чего такой унылый?
- Да он всегда такой, сама же знаешь.
- Если я с вами не пил, это не значит что я унылый. – Спокойно отвечаю, наблюдаю за тем, как на их лицах выглядит мыслительный процесс. Забавно.
- Да мы не о том как-то. Просто ты действительно задумчивый сегодня. И молчишь постоянно.
- Просто у меня проблемы.
- Какие?
- Я не думаю, что хочу, с кем-то ими делится. - Отвернулся в сторону дороги, заметив, что какая-то идиотка перебежала дорогу, и её чуть не сбили. Дура.
- Ну, хотя бы вкратце или намёком. Тебе ведь легче станет. - Мы присаживаемся под дерево, прямо на землю, и я всё же решаю поделиться.
- Я не знаю, что делать с человеком, который хочет со мной встречаться.
- А, что, выбор так велик? Ну, убей его и свари.
- Дура. Я про то, что не знаю, соглашаться или нет... всё как-то запутано слишком.
- Ты говоришь так, будто собрался жениться и детей заводить. Встречаться это... это, как сделка. Есть определённые условия, которые не оговариваются, но соблюдаются обеими сторонами. Ты не собираешься делать ничего особенного, повстречаетесь и расстанетесь. Что в этом такого.
И её слова заставили меня задуматься, ведь действительно ничего серьёзного, и всегда можно расстаться. Это ведь не брак, с детьми и общей квартирой. У нас с Сашей даже знакомых то общих нет почти.
Поэтому, когда вы вновь увиделись с ним, я дал своё согласие. Если бы я знал, как всё будет... если бы знал...
Наши отношения были странными. Мы продолжали так же видится, проводить некоторое время вместе, но ничего особо не изменилось. Да, больше развивалась физическая сторона наших отношений, чем моральная. Что было для меня не таким важным. Я не нахожу чего-то особого в поцелуях с обычным человеком. Коим Саша для меня сейчас был. Он не давал себя узнать. И сам ничего нового для себя не открыл. А должно было быть иначе. Поэтому, постепенно, это начало просто приедаться.
Спустя три недели наших бессмысленных отношений всё начало меняться. Он стал пропадать куда-то на слишком долго время, а когда мы виделись, он был дёрганый, слишком бледный и подозрительный до ужаса.
Сидя в его кухне, медленно допивая чай, я наблюдал, как он насыпает в кружку четвёртую ложку сахара трясущимися руками.
- Саш, скажи, ты подсел на наркотики? - Это единственное, что пришло мне в голову. Он даже не развернулся ко мне.
- С чего ты это взял?
- Посмотри на себя со стороны и поймёшь. Что происходит? Что с тобой? Зачем это тебе? - И в меня полетела та самая кружка с сахаром. Благо, в таком состоянии он не отличался меткостью.
- Какого чёрта ты лезешь туда, куда не просят? Или ты чем-то не доволен? - Он тяжело дышал, и старался выглядеть очень злобно, но в глазах читалось совсем другое... Что ж, берём всё в свои руки. Поднявшись со стула, я медленно подошёл к нему и встал слишком близко. Он ударил меня спустя пару секунд, кулаком в скулу, но я удержался на ногах, и, продолжал смотреть на него. Из уголка рта пошла кровь, я чувствовал её, но не вытирал. Пусть видит. Он выше меня на голову, да и сильнее будет, что я сейчас делаю? Сам не особо понимаю, но что-то толкает делать именно это.
- Ты выглядишь жалко, я не левый тебе человек, мне не нравится, что ты сам по себе. Пойми это. Что ты принимаешь?
- Заткнись лучше! Серьёзно Даня, если ты сейчас не заткнёшься и не уйдёшь, я просто убью тебя!!! - Кричит. Надрывно и с хрипом.
- Убивай. Лучше это сделаешь ты.
Он замахнулся, но не стал бить, а просто толкнул, и на этот раз на ногах не удержался, а упал, приложившись головой о стену. В глазах потемнело на пару мгновений. Посидев неподвижно, и дождавшись, когда зрение вернётся, я снова поднялся на ноги.
- Ты жалок. Ты же знаешь, что физическая боль для меня практически ничего и... - Он набросился на меня и от удара головой я потерял сознание.
Приходить в себя я начал уже на чём-то мягком, в сознании крутилась мысль, что нужно подниматься. Открыв глаза и обнаружив, что нахожусь один в спальне, я попытался сесть, от чего по спине прошлась полосой боль. Глубоко вздохнув, и собравшись, я повторил попытку. Она увенчалась успехом. На ноги подняться тоже было не просто, но я сделал это, и, облокачиваясь о стену, стал медленно идти в направлении выхода. Сам себе не поможешь, никто не поможет. Из таких ситуаций нужно вытаскивать себя самому, это я понял как-то раз, когда отец избил меня очень сильно, и я лежал на полу в луже собственной крови и ждал помощи, которой не было. И пришлось самому себе её оказывать.
В коридоре было пусто и темно, но свет горел в ванной, из приоткрытой двери. Я постарался быть как можно тише, но практически возле входной двери мои ноги подкосились, и я свалился на пол.
Саша выбежал из ванной. Я не мог разобрать в темноте что-то точное в его образе.
- Ну, куда ты пошёл...- Он присел возле меня и попытался поднять, но я вырвался, от его прикосновений стало как-то теплее, но в голове всё равно не было, ни одной мысли, лишь желание убежать и спрятаться куда-нибудь. Я чувствовал на теле новую боль, и понимал, что после того, как я потерял сознание, Саша продолжал меня избивать ещё какое-то время. От этого осознания почти панический страх накрыл с головой, и я попытался закричать, но сил не было, из-за чего получился только хриплый полу-стон, полу-вздох. Уже на грани сознания, которое явно желало меня покинуть, я видел, как Саша подхватывает меня на руки и куда-то несёт. Затем глаза закрылись, и открылись уже от того, что на меня вылили, кажется что-то холодное.
Саша стоял рядом с кроватью, на которой я лежал, и держал в руке пустой стакан. Я смотрел на него и, как будто со стороны видел свои большие глаза и открытый рот. Наверное, надо было закричать, но почему-то не получалось. Не знаю, что увидел он в моих глазах, но стакан тут, же был поставлен на стол, а сам Саша встал на колени возле кровати и положил голову мне чуть выше колен. Я не двигался, он тоже. Пульс зашкаливал, я чувствовал его на шее, в руках и даже не животе.
- Прости меня... прости...- Шептал он, не поднимая головы.
Да, он был на наркотиках. Хотя всё было не так страшно, но лёгким то, что он принимал, уже не было.
- Давно?
- Пару недель...
- Зачем?
- Не знаю. Просто... просто так получилось.
- И тебе нравится?
- Если говорить честно, то да. Но... когда это касается тебя, то нет. Я не хочу, что бы ты от этого как-то страдал, а тебе плохо, потому что ты видишь меня и то, что со мной происходит. А я не хочу делать тебе ничего плохого. И...я ударил тебя, потому что на нервах... Боже, Даня, я так ненавижу себя за это! Прости... прости меня, умоляю. Я обещаю, что такого не повторится больше и...
- Повторится. Когда тебе снова будет не хватать.
- Нет. Нет!!! Я лучше головой об стену ударюсь, чем ещё раз сделаю тебе больно. - Он сжимал мою ладонь в своих, до боли, но я не пытался её отнять. Не знаю, что удержало меня с ним, но я остался. Время шло, а и я явственно видел, что с ним делают наркотики. Но я не вмешивался. Мы стали много говорить, наконец, он показал мне свою боль. Внутреннего себя.
Всё пошло лучше, чем я думал. Я влиял на него. Сильно. И мне было плохо, от того ,что он принимает эту гадость и ведёт такой образ жизни. И он стал меняться. Ради меня. Само страшное было, когда он переживал ломку. Я был с ним. В квартире никого, он мечется как лев в клетке, сжимает зубы, молчит. Я знаю, что ему плохо. И знаю, что будет ещё хуже.
- Дань... мне надо, понимаешь?
- Нет. Не надо. Это пройдёт.- Я сидел на полу в его комнате, пока он наворачивал вокруг меня круги. Босиком, с голым торсом, растрепанными волосами, а под глазами залегли синяки. Плохо он выглядел ,но мне всё равно. Моё и я не отдам его никому. Даже наркотикам. И пусть я слишком самонадеянно присвоил его себе. Буду держать всё равно. Тишина напрягает, Саша, будто наматывает её вокруг себя, собирая всё напряжение.
- Мне надо, понимаешь?!!!
- Нет. - Вскоре я выхожу из комнаты и закрываю её снаружи, оставляя его внутри, но не ухожу, а приношу из гостиной подушку и одеяло и сажусь под дверью, облокачиваясь на неё спиной. Нельзя уходить, нужно быть внимательным и слушать. На улице уже стемнело, значит скоро начнётся самое страшное.
Он бьёт кулаками в дверь, пинаёт её, кричит, матерится в голос. Кажется, перевернул шкаф с одеждой. Напрасно, я ведь проверил всю квартиру на наличие чего-либо наркотического. Ох, надеюсь, он не запомнит, что говорит мне. Точнее, что обещает сделать. Ох...
Когда успокаивается буйство, он, кажется, начинает слезливую истерику и уже воет, давясь слезами.
- Данечка... Даня... пожалуйста....я ведь умру так... мне так плохо... меня скручивает внутри... кости выворачивает...Даня, открой мне...даняяяя....
- Уже скоро Саш. - Говорю на грани слышимости, знаю, что даже если буду кричать, он всё равно не услышит меня. Сейчас он в своём мире.
Проснулся он боли в шее. Положение для сна не очень удобное. На улице уже солнце, и в квартире тишина. Дверь закрыта. Поднимаюсь и проверяю входную дверь, обувь. Всё хорошо.
тогда не умываясь, и не убрав подушку с одеялом с пола, я открываю ключом дверь и медленно вхожу. Не страшно, не страшно... тогда чего же так дрожат колени?
- Саша? - Не громко. Но ответа нет. В комнате, как я и думал, перевёрнут шкаф, вещи разбросаны, бельё с кровати лежит на полу, а сверху спит Саша. Свернувшись в какой-то невообразимый комок, чуть ли не закинув ногу за ухо. Кажется, обошлось... Выдыхаю и медленно присаживаюсь рядом со спящим. Лицо умиротворённое, хоть синяки и не исчезли. Не хочу будить его, вымотался ведь за такую тяжёлую ночь, но уходить, то мне нужно, и опять же не хочется.
Просидев так некоторое время, я не удержался, и осторожно убрал с его лба светлую прядку. Глаза тут же открылись, и их осмысленность меня обрадовала. Мы смотрели друг на друга пару секунд, а затем он схватил меня за руку и притянул ближе к себе. Я уселся вплотную, прижимаясь животом к его животу. А если... он всё же помнит? Тогда мне конец. Точно говорю. Но ничего не происходило. Мы просто сидели, прижавшись, друг к другу. Он дышал мне куда-то в район шеи, иногда, возможно случайно, касался кожи губами. Мы просидели так минут десять, а затем он не много отстранился и заглянул мне в глаза.
- Спасибо тебе Дань и прости меня за всё, что причинило тебе боль. Я... я буду полностью для тебя. Ну, может не совсем, но...- Я не дал договорить ему, слова показались какими-то лишними и е нужными, а он явно не собирался затыкаться.
- Я понял Саш.
И действительно ведь всё изменилось. Как будто с этого дня началась новая глава в моей жизни. И не то, что бы произошло что-то глобальное, но то ,что касается наших отношений с Сашей, это было...ново. Не те банальные отношения, когда всё как-то не серьезно. Наоборот. Я кажется, понял, что значит любимый человек. Это тот, о ком тебе интересно абсолютно всё. Начиная от того, что ел на завтрак, и, заканчивая тем, какие одел трусы. Я делился всем. Всеми мыслями, идеями, проблемами, всей своей жизнью.
Ещё Саша очень бесился, когда видел на мне новые синяки, но я е давай ему что-то с этим делать. А что бы о смог? Набить морду моему папаше? Нет, отец хоть и пьян почти всегда, но он здоровее Саши будет, а навещать его в больнице не входит в мои планы. Да и в его планы не выходит лежать там.
Саша предлагал переехать к нему, но я отказывался. И буду отказываться, ибо он живёт не один, и за квартиру они с Никитой платят на пополам, а я только учусь и работы у меня нет, а нахлебничать не хорошо.
Поэтому нет.
Время летит быстро, не успеешь оглянуться, а уже старый. Ну, не так быстро.
Моё здоровье начало меня подводить всё чаще. Давление прыгало, из носа шла кровь, голова кружилась. Пришлось посетить больницу. И там мне не сказали ничего хорошего. Нужно ложиться на операцию, что бы перекрыть какой-то там сосуд. Не разбираюсь я в этом.
В противном случае мне будет всё хуже и хуже. И я согласился. Операцию назначили на вторник. Я предупредил мать и Сашу. Больше никому ничего говорить не стал.
Вечером в понедельник, сидя дома у любимого, я был абсолютно спокоен. Точнее, как-то апатично спокоен.
- Боишься? - Спросил он тогда.
- Нет. - Сразу же ответил я.
- Всё ведь будет хорошо? - На языке крутилось "нет". Но я ответил иначе.
- Конечно.
Сказать, что произошло? Врачи допустили ошибку. Ошибку, которая стоила мне жизни. Они отрезали не тот сосуд, и теперь, я лежу на больничной койке, и знаю, что жить мне осталось совсем не долго. Мать подала в суд, но меня это е спасёт никаким образом. Слишком мало времени. Я уже не могу передвигаться самостоятельно, и кровь из носа идёт всё чаще, голова болит почти постоянно. Всё слишком быстро закончилось.
Саша сидит возле меня. Он сидел тут вчера, и позавчера, и будет сидеть завтра ,если конечно, я проснусь на утро. Мне грустно? Да, есть такое. Грустно от того, что многое не успел. И обидно, потому что не честно. У меня только всё наладилось, и... так резко обрывается. Не судьба мне быть счастливым. Нам быть...
- Саш, иди домой.
- Нет.
- Иди. Уже поздно, всё будет хорошо.
- Нет, я буду здесь. - Упрямо отвечает он. Светлые волосы собраны в хвостик, они уже загрязнились. Молчание продолжается не долго.
- Саш, я хочу тебе пообещать кое-что. - Внезапно говорю я.
- Что? - Он держит мою руку в своих ладонях, и смотрит, будет, знает, что я хочу сказать.
- Я знаю, что ты е хочешь этого слышать, но это уже факт. Я умру Саш. Очень скоро. Мне не хочется этого, как любому нормальному человеку. Я хотел бы ещё немного пожить, но судьба решила иначе.
- Не надо Дань...
- Послушай меня. Я не собираюсь брать с тебя каких-либо обещаний, наоборот. Я хочу пообещать тебе, что мы будем с тобой вместе. Я другой жизни и уже в другое время, но я обещаю, что, где бы я не был, я найду тебя.
- Это... это так. Нет, я не хочу, что бы ты умирал! Я хочу жить с тобой сейчас!!! - Он кричит, а по щекам катятся слёзы. Я бы, наверное, тоже заплакал, если бы мог.
- Я знаю Саш. Но не в моей власти исправить что-либо. Поэтому просто пообещай теперь ты, что когда мы встретимся вновь, ты вспомнишь меня. - Он касается моей ладони губами и шепчет.
- Обещаю...- И слёзы обжигают мою руку.
Сейчас около четырёх утра, и я наконец-то могу заснуть, потому что боль отступила...

Конец.

@настроение: неахти